Загрузка
X


Мхитар Айрапетян – самый молодой министр в истории Армении

Неофициальный разговор / 16.06.2018

Министерству диаспоры Армении в этом году исполняется 10 лет. 11 мая 2018 года его возглавил Мхитар Айрапетян – самый молодой министр в правительстве премьер-министра Никола Пашиняна и в истории Армении.

В рамках 9-го Общеармянского форума журналистов, прошедшего в Ереване с 30 мая по 1 июня, журнал «Жам» оказался единственным, в беседе с которым Мхитар Айрапетян представил свое видение о взаимодействии Армения-Диаспора, а также свои первые шаги в должности министра.

Фото: журнал «ЖАМ» / Ваграм Багдасарян. ФОТОЛУР

– Здравствуйте, господин министр. Поздравляем вас с назначением, очень воодушевлены исходящей от вас энергией. Скажите, а какое произведение армянской литературы является вашим любимым?
 

– Драма «Старые боги» Левона Шанта. Для меня достаточно глубокое произведение, перечитывал несколько раз. На самом деле много любимых произведений, но почему-то в голову пришло это. 

– Интересно. Левон Шант был членом основанного в Тифлисе (совр. Тбилиси) литературного кружка «Вернатун». Вы сегодня вернулись из Тбилиси. Что вы расскажете о визите в Тбилиси?
 

 – В Тбилиси все было фантастично. Мы удостоились беспрецедентного приема со стороны наших грузинских коллег, очень теплого. Все констатировали, что ранее власти Армении никогда не удостаивались подобного приема. Вернулись в Ереван с очень позитивными впечатлениями, потому что почувствовали, что двусторонние отношения приобрели действительно новое качество. Это обусловлено также, конечно, настроем, решительностью армянской стороны во главе с премьер-министром Армении Николом Пашиняном. Грузинская сторона была приятно удивлена, что мы с декларативного характера перешли к практичному подходу: мы по пунктам прошли по всем программам, обозначили конкретные сроки, поставили перед собой задачи, на месте были приняты решения. 

Очень позитивные ощущения от посещения Джавахка, где живут армяне. Как вы знаете, по части Джавахка существует множество проблем, вопросов, очень немного визитов туда совершалось, тем более на уровне премьер-министра Армении. И наши соотечественники были весьма тронуты подобным отношением. В этом контексте надеемся, что создавшаяся аура, атмосфера между Арменией и Грузией также будет способствовать тому, чтобы существующие проблемы получили скорейшее решение. Иными словами, есть воля, есть желание, остальное – вопрос техники. Надеюсь, что с нашими грузинскими коллегами мы придем к консенсусу по всем направлениям. 

Фото: журнал «ЖАМ» / Ваграм Багдасарян. ФОТОЛУР

– В Грузии вы посетили и научно-культурный центр «Дом Ованнеса Туманяна».
 

– Было очень волнительно. Сильное впечатление оставил южный балкон, где любил отдыхать и принимать гостей Ованнес Туманян. Вы знаете, убранство, мебель в доме не являются оригинальными, к тому же вокруг было много людей, работали камеры, однако дух все же ощущался. Особые впечатления были, тем более, когда представляли, какие люди этот дом посещали, какие свершения здесь происходили. 

– А до этого вы были в Тбилиси?
 

– Да, конечно, но это был первый официальный визит.

– Знаете, в чем для меня трагедия: когда я фотографировала армянские места в Тбилиси, невозможно было без боли смотреть на царящую разруху, заброшенные церкви, стирание армянских следов. Вы, как министр, уделите внимание данному вопросу?
 

– У меня принципиальный подход в работе: как правило, я не люблю говорить об ошибках других, предпочитаю сосредотачиваться на наших упущениях, понять, где мы не выложились максимально. Часто задумываясь над каким-то вопросом, озвучивая оценку, понимаешь, что не исключено следующее: если бы ты, быть может, сделал все возможное, этих проблем удалось бы избежать. Мы часто обвиняем всех, но никак не себя. Для меня это неприемлемый подход. 

Касаясь ситуации в Тбилиси, озвученной вами обеспокоенности, мне бы не хотелось сейчас концентрироваться на этом. Я после визита в Тбилиси настроен достаточно позитивно. Если мы сделаем со своей стороны максимально возможное, в рамках наших полномочий, будем грамотно вести переговоры, усердно работать, более чем уверен, что очень многие проблемы получат свое решение. 

Если мы бросим ретроспективный взгляд в прошлое, увидим, что мы часто перекладывали вину на других, в то время как, зачастую, при принятии правильных решений многое удалось бы предотвратить. 

–  Вы долгое время были активным участником проводимых в Армении акций, боролись за справедливость, принимали активное участи в бархатной революции …  Какая постреволюционная Армения?
 

– Часто звучит мнение, что апрельские события в Армении были не революцией, а сменой власти, с чем я не согласен. И вот почему. Это была, прежде всего, революция свободной мысли, философии, превращение личности, революция образа мыслей. Меня радует не столь смена власти, а то, что в стране изменилось настроение, гражданин начал чувствовать себя хозяином своей страны, начал диктовать свою волю, в постреволюционный период ставить серьезные задачи перед новыми властями, армянин вновь обрел свою гордость. 

В этом смысле я горжусь армянами, которые даже в этот период, зачастую не давая нам времени, ставят перед нами серьезные задачи, рассматривают нашу деятельность под микроскопом. Это, безусловно, радует. Конечно, объективно это создает для нас определенные сложности, поскольку нам нужно время, чтобы достичь вехи, после которой начнем выполнять все эти требования. 

Однако вот эта последовательность со стороны граждан в вопросе выполнения их требований и есть для меня революция. Для меня это революция, поскольку власть в нашей стране перешла к народу, который реализует управление посредством своих слуг – правительства. Мы служим народу. По моему мнению, впервые в новейшей истории Армении, или, по крайней мере, за последний период, в роли диктующего выступает народ. 

Люди часто избегают слова революция, поскольку под этим понимаются потрясения, даже кровопролитие, столкновения, нестабильная ситуация. Но бархатная революция – прецедент. С одной стороны, хорошо, что эти события не воспринимаются как революция. Но с другой стороны, плохо, поскольку революция – свершившийся факт. И все, хотя они этого или нет, должны учитывать этот факт. 

Фото: журнал «ЖАМ» / Ваграм Багдасарян. ФОТОЛУР

– Муссируются сведения, что министерство диаспоры может в дальнейшем быть расформировано, преобразовано в департамент или управление. Соответствуют ли они действительности?
 

– Конечно, идут такие разговоры, причем давно. Считаю их естественными, логичными. Часто люди, давая оценку деятельности министерства, озвучивают мнение, что ведомство, быть может, может стать структурой в составе МИД, организовывать только фестивали, вручать медали и грамоты и пр. 

Но я хочу сказать, что новое правительство Армении поставило перед собой задачу, хоть и в долгосрочной перспективе, организовать репатриацию, вести параллельно серьезную работу по сохранению армянской идентичности, использовать потенциал Диаспоры и пр.. В этом смысле скажу, что нам просто необходимо иметь такое министерство. Хочу сказать также, что в отношениях с Диаспорой мы поставили весьма амбициозные цели. На первый взгляд они могут показаться невыполняемыми, но уверяю, что они вполне реалистичны.

Мы собираемся своей деятельностью доказать, что министерство диаспоры имеет право на существование.

– С 30 мая по 1 июня в Ереване прошел 9-й Всеармянский форум журналистов, в котором принимали участие 80 журналисты и редакторы из разных концов мира. Все они прибыли по приглашению министерства диаспоры и очень хотели познакомиться с вами, был ряд предложений касательно формата проведения мероприятия. Но, к сожалению, вы находились с официальным визитом в Тбилиси.
 

– Да, я к сожалению, не смог присутствовать. Честно, физически не успел. Но это мероприятие считаю очень важным, и в дальнейшем вы увидите совершенно иной формат. 

Фото: журнал «ЖАМ» / Ваграм Багдасарян. ФОТОЛУР

– А как вы намерены организовать дальнейшую работу с Диаспорой? Планируете ли посещение диаспоральных центров?
 

– После формирования новой команды в министерстве мы перешли уже к структурным изменениям, поскольку в нынешнем виде ведомство не может работать эффективно. 

Мы завершим текучие работы, связанные в том числе и с программами Миндиаспоры «Ари тун» («Вернись домой»), «Летняя школа», они должны были стартовать с 17 июня, но мы их отложили до августа и решили объединить. Затем будет дан старт очень активному процессу взаимодействия с Диаспорой. Мы долго готовимся к моему первому визиту в качестве министра Диаспоры. Я воздержусь пока от озвучивания названия страны, которую намерен посетить первым. Скажу лишь, что решил первым посетить наших соотечественников, которые находятся в сложнейшей ситуации. Они должны знать, что могут опираться на государство, которое готово заботиться о них. Сейчас проводятся активные работы с МИД Армении по подготовке визита. 

Фото: журнал «ЖАМ» / Ваграм Багдасарян. ФОТОЛУР 

– Идея, что в представители Диаспоры оставят все и вернутся на Родину, весьма непростая. Какой вы видите модель, которая будет способствовать возвращению соотечественников домов.
 

– Репатриация – очень сложный процесс. Для того, чтобы дать старт этому процессу, нужно быть готовым к возвращению, обеспечить соответствующие условия – от установления законности в стране до улучшения бизнес-среды. И все это зависит не только от Миндиаспоры, но и требует усердной и долгой работы на государственном уровне. И, конечно же, для организации репатриации должна быть разработана соответствующая стратегия, дорожные карты. 

Если обобщенно представить свое видение, оно таково: Республика Армения не собирается добиваться концентрации армян всех мира в стране. Мы и не собираемся ставить такой задачи. 

Под организацией репатриации мы подразумеваем создание реальных возможностей для тех армян, которые хотят вернуться, связывают свою судьбу с Арменией, но имеют ряд опасений. А для тех, кто свою судьбу видит вне Армении, мы намерены проводить работу по сохранению армянской идентичности, популяризации Армении. 

– Какие рычаги вы намерены использовать при работе с Диаспорой?
 

– Наша задача – по-новому познакомиться с Диаспорой. Я не уверен, что мы хорошо знаем Диаспору с ее проблемами, достижениями и вызовами. Нужно провести глубокие исследования, понять. Нужен индивидуальный подход, нельзя применять общий подход к Диаспоре. Нужно учитывать особенности армянских общин разных стран. 

Работу с Диаспорой я представляю следующим образом: со всеми, с кем работало государство, нужно продолжать работу, укреплять связи. Но параллельно нужно налаживать связи с теми, кто раньше оставался за рамками этого сотрудничества. В этом контексте придаю большую важность работе с молодежными структурами. 

Фото: журнал «Жам». Главный редактор журнала «Жам» Анна Гиваргизян и Мхитар Айрапетян после беседы

– Вы окружили себя молодыми и амбициозными кадрами, среди них есть и репатрианты. Но в то же время работу с удовольствием продолжают и старые кадры. Расскажите немного о своей команде.
 

– У меня самая лучшая команда в мире, один сотрудник лучше другого, говорю со всей искренностью. Я действительно горжусь новыми назначениями. Именно благодаря им, а также уже работавшим здесь сотрудниками чувствую, что у меня крепкий тыл. Мы сумели совместить опыт и молодость, традиционный и новый подходы к работе. В конце концов, нам удалось совершить невозможное – революцию в коррумпированной стране. Посему мы сделаем все возможное и невозможное, чтобы быть достойными этой революции.  

Беседовала Анна Гиваргизян. Журнал «Жам». Ереван. 2018 г.