Загрузка
X


Артур Исраелян: «Сопровождение паломников в Западную Армению – для меня скорее миссия, нежели работа»

Ценности / Традиции / 06.10.2017

Западная Армения – находящаяся на территории современной Турции утраченная часть исторической Армении – неизменно привлекает рассеянных по всему миру армян. Мотивы у всех разные: увидеть воочию чудом сохранившиеся армянские исторические и архитектурные памятники, найти дедовский дом, «заявить свои права» на исконно армянские земли… Между тем, довольно весомая часть армянского общества считает неприемлемыми подобные посещения, пока армянскому народу не будут возвращены потерянные территории. Однако и тех, и других объединяет одно – вера, что однажды справедливость восторжествует.

Еще в Ереване сопровождающий нас гид – Артур Исраелян – говорит: «Мы направляемся не на чужую землю, вы ни на минуту не почувствуете себя на чужбине». В правдивости его слов убедимся не раз: мы направлялись не в Турцию, а в Западную Армению – для одних из нас в утраченную  часть Родины, для других же – в земли, где проживали их отцы и деды.

Артур

После службы в рядах Армии обороны Республики Арцах (НКР) по стечению обстоятельств Артур оказался в Стамбуле. Планируемый недолгий отъезд затянулся на целых 15 лет. Однако Апрельская война в зоне карабахского конфликта 2016 года оказалась поворотной в его жизни и жизни его семьи. Было принято решение о возвращении на Родину.

«Именно в Армении ко мне пришло ощущение, что я, наконец, дома. Сегодня я твердо стою на своей земле, здесь растет мой сын, и никакие трудности не заставят меня уехать.  А если понадобится, готов в любой момент встать на защиту границ Родины, подставить плечо несущим боевое дежурство нашим 18-19-летним военнослужащим», – говорит Артур.

Не уступает отцу и 5-летний сын, уже решивший, что, повзрослев, будет служить в армии, и знающий наизусть армянские военно-патриотические песни.

Сопровождение же паломников в Западную Армению Артур считает скорее миссией, нежели просто работой. Миссией по ознакомлению паломников, в частности молодое поколение с частью исторической Армении, укреплению мысли, что армянский народ  по-прежнему должен оставаться народом, который смотрит вперед, для которого культура и образование всегда были приоритетом – как для людей, которые могут делать то, что кажется невозможным другим.

«Делаю все возможное и невозможное, чтобы донести эту мысль. И не раз наблюдал, что именно в Западной Армении в путешественниках пробуждаются и крепнут патриотические чувства, желание добиться изменений в своей стране, они возвращаются воодушевленные, отправляют туда и своих детей, членов семьи, друзей», – отмечает он.

«Объединяет паломничество в Западную Армению и самих паломников. По возвращении они создают группы в соцсетях, обмениваются мыслями, впечатлениями, поддерживают постоянную связь, встречаются уже с семьями, вместе отмечают праздники, дни рождения.  Стараюсь не пропускать такие встречи и я, насколько позволяет время.   Именно в такие моменты понимаю, что группа сформировалась, значит достиг своей цели и я», – рассказывает Артур.

Город «тысячи и одной церкви»

После пересечения грузинско-турецкой границы направляемся в Ани – столицу Анийского царства. Каждый из нас понимает: здесь встретим не просто руины. Дорога простирается через ставшие курдскими небольшие поселения: на стенах некоторых домов в глаза бросаются до боли знакомые фрагменты. Для строительства своих обиталищ местное население не нашло более подходящего материала, нежели камни памятников Ани.

Еще несколько метров – и перед взором предстают крепостные стены Ани, которые не просто защищали город, но и являлись его украшением. Прямо на входе изображен бегущий лев – герб рода Багратидов. В голове – образная метафора города «тысячи одной церкви». Кажется, переступишь ворота и попадешь в святой город. Вспоминаются прочитанные где-то слова историка Лео: «Ани можно описывать бесчисленно раз, как описывают рассвет, луну, море, зефир... »

Открывающийся из-под сводчатого входа вид поражает. Вот она – сбывшаяся мечта – Ани, над которым гордо высится царская цитадель.  Ани с его множеством церквей во главе с руинами знаменитого кафедрального собора – детища зодчего Трдата... Ани, который разделил не только славу, но и тяжелую, моментами трагическую судьбу армянского народа ... 

В период с 961 по 1045 год Ани был столицей Анийского царства. Город стоит на треугольной возвышенности, образованной ущельем реки Ахурян и долиной Бостанлар, его местоположение служило естественной защитой. Через него пролегало несколько торговых путей, а его здания, дворцы и фортификационные сооружения были одними из самых технически и художественно совершенных в мире. А ныне этот некогда важнейший центр христианского Востока превратился в полуразрушенный памятник, нуждающийся в кропотливой реставрации.

Руины Ани привлекают внимание как специалистов, так и туристов. А после того, как ЮНЕСКО включила руины Ани в Список Всемирного наследия, число туристов удвоилось. Хотя говоря об Ани, неизбежно обращаешься к теме напряженности в армяно-турецких отношениях, археологи и общественные деятели не оставляют попыток привлечь внимание к ценности самого памятника. Планируется в течение ближайших 1-2 лет провести работы по благоустройству территории. 

Покидаем Ани со смешанными чувствами: на смену друг другу приходят восхищение, боль, сожаление, гнев, гордость… При прощании с нами королева руин приобретает задумчивый вид: город словно погружается в воспоминания о своем прошлом, былом величии и славе, чтобы примириться с настоящим…

Мрачно смотрит он на воды и зовется «Ахтамар» (Ованес Туманян)

По дороге к городу Ван совершаем незапланированную остановку: почему – узнаем, когда покидаем машину. Выясняется, что маршрут пролегает через Востан, где раньше находился дедовский дом одного из наших паломников – Авета. О том, что здесь когда-то жили армяне, практически ничего не напоминает. У абрикосового дерева, преклонив колено и еле сдерживая слезы, Авет шепчет молитву, зажигает свечку. Запах ладана окутывает растроганных путников. «Человек хоть раз должен побывать на Родине своих предков», – повторяет часто Авет, добавляя: «Это Армения, и все тут».

Спрашиваю у Артура, часто ли паломники обращаются к ним с подобными просьбами. «Пожалуй, ни одно наше паломничество в Западную Армению не обходится без подобных просьб. Руководствуемся исключительно соображениями безопасности.  Непросто объяснить местному жителю-хозяину дома, что некогда в этом самом месте проживали армяне», – рассказывает он.

Тем временем, Авет забирает с собой горсть земли, и мы продолжаем путь.  Думаю все время, какой же мы удивительный народ: всякий раз, когда в Западную Армению направляются знакомые, просим привезти с собой оттуда камни, землю, воду из озера Ван… Зачем все это? Смягчить тоску и ностальгию, или приумножить их?

Чем ближе к острову Ахтамар, тем ярче воспоминания детства. Бабушка читает мне, совсем маленькой девочке, легенду о трагической любви Тамар – красавицы-дочери царя – и бесстрашного юноши. Много лет живу в уверенности, что все случилось на Севане. И лишь повзрослев, узнаю, что легенда о Тамар принадлежит озеру Ван. Это здесь настоящий остров Ахтамар. Здесь в незапамятные времена жила Тамар. В водах Вана утонул ее возлюбленный. Вынужденно покидавшие Родину люди взяли с собой не только воспоминания, но и легенды.

Над островом Ахтамар теперь развевается турецкий флаг. Напротив же – на холме – можно увидеть надпись «Родина неделима». Несколько раз в день к острову приплывают лодки с туристами и паломниками. Остров, как и многие армянские топонимы, переименован. На турецкий лад переиначили и легенду.

На клочке земли на озере Ван нет больше замка Тамар. Уцелел лишь уникальный кафедральный собор Святого Креста. Бродишь по утопающему в лучах закатного солнца острову, и тебя не покидает ощущение полета. Но к эйфории от увиденного перемешиваются печаль, тоска и грусть…

Карс: родина Чаренца и собор Святых Апостолов 

Сегодня трудно ощутить колорит армянского Карса. В ряду возведенных словно под копирку разноцветных новостроек и мечетей взгляд пытается отыскать родные силуэты и узоры. Встречающиеся на пути редкие строения из черного базальта мысленно пытаюсь перенести в Гюмри или старый Ереван. Получается гармонично.

Первое место, где мы останавливаемся, – разрушающийся на глазах дом, в котором, по рассказам, жил великий армянский поэт Егише Чаренц. Хибарка, ставшая местом паломничества армян, находится на грани окончательного разрушения.

Артур рассказывает, с каким трепетом они с очередной группой паломников подходят к сооружению, боясь обнаружить, что здание снесли…

Неподалеку – мост  Вардана, названный так в честь городского сумасшедшего, гулявшего по Карсу в 19 веке, развалины армянского квартала, знаменитые серные бани, превращенная в чайхану  старая мельница. Панораму завершает захватывающий вид крепости, которая была и остается визитной карточкой Карса.  

У подножия Карсской крепости расположился собор Сурб Аракелоц (Святых апостолов). Как и сам Карс, Сурб Аракелоц переходил из рук в руки и был то мечетью, то русской православной церковью, то музеем. Ныне Сурб Аракелоц – действующая мечеть.

Но в нём есть всё, что должно быть в старом армянском храме: проросшая на крыше и стенах трава, каменные резные кресты – хачкары,  резные рельефы фигурок – сами святые апостолы…

Рядом с ним, великолепным и мощным, все меркнет, кажется несущественным. А он стоит молчаливый и безразличный. Кажется, лишь безразличие его спасает от реальности…  

 

24 апреля 2017 года исполнилась 102-я годовщина Геноцида армян в Османской империи. И, кажется, только в Западной Армении полностью осознаешь: несмотря на всю тяжесть трагедии, произошедшей более 100 лет назад, мы победили. Победили, потому что сумели сохранить армянскую идентичность, добились больших успехов в различных сферах и странах. Да, мы помним и чтим память 1.5 млн. невинных жертв, добиваемся признания факта Геноцида армян мировым сообществом и, в первую очередь, Турцией. Однако, как говорит Артур, мы более не намерены оплакивать и жаловаться на судьбу, настало время смотреть в будущее, наш главный месседж миру заключается в том, что мы живы и сильны.

Текст: Люсине Арутюнян