Загрузка
X


Армянская церковь в Турции переживает войну, но не грабеж

Точка координат / 27.12.2017

Фото: Арцахпресс

В 1950-х годах турецкие вернули армянской церкви Диярбакыра армянскую церковь Сурб Гирагос, которая до этого уже много лет использовалась в качестве склада. Армянский писатель Мигридик Маргосян, уроженец Диярбакыра, рассказывает как местные ремесленники, плотники, художники и ювелиры  объединили свои руки, чтобы возродить разрушенную церковь  и быстро открыть ее для поклонения, стремясь сохранить «наследие своих предков».

Маловероятно, что добровольцы знали о том, что испытание, связанное с крупнейшей армянской церковью на Ближнем Востоке, еще далеко от завершения. К началу 1980-х годов Сурб Киракос Гирагос был церковью без паствы, так как  число армян  Диярбакыра сократилось. Когда в 2008 году началась новая реставрация, от церкви остались  стены с разбитыми окнами, крыша рухнула, а внутри все проросло травой.

Во время трехлетней реставрации каждый уголок церкви был тщательно восстановлен. Эксперт-ремесленник - один из трех оставшихся в Турции - был доставлен в Диярбакыр и проработал полгода, чтобы отреставрировать семь алтарей. Капитальный ремонт завершился установлением нового церковного колокола,  который привезли из России. По мере возобновления службы церковь стала местом встречи для армян - выходцев из Диярбакыра, но теперь рассеянных по всему миру, а также достопримечательностью  для туристов, посещающих город.

Однако это продлилось недолго. Осенью 2015 года  турецкие силы безопасности начали зачистку повстанцев Курдской рабочей партии, которые закрепились в жилых районах в Суре, древнем сердце Диярбакыра, где расположена церковь. За несколько месяцев до того, как разразились столкновения, ЮНЕСКО включила Сур в список всемирного наследия.

Боевики использовали церковь в качестве лазарета для лечения раненых. По мере продвижения турецких сил безопасности курдские боевики покинули церковь, после чего ее начали использовать силы безопасности. После месяца столкновений стены во дворе церкви были разрушены и пронизаны пулями. Тем не менее армянская община утешилась тем фактом, что сама церковь выстояла. Власти обещали восстановить церковь и вернуть ее общине.

Предполагалось, что церковь будет находиться под защитой, так как район оставался закрытым даже после того,как столкновения закончились в марте 2016 года. Однако с тех пор церковь стала мишенью воров, которые дважды проникали в нее и выносили различные предметы. Как воры сумели проникнуть внутрь остается загадкой, потому что даже члены церковного совета нуждаются в официальном разрешении, чтобы войти.

Совсем недавно в церковь ворвался вандал, по-видимому, с кувалдой, которой уничтожил  алтари  и барельефы. Армен Демирчян, который работал смотрителем в Сурб Гирагос отметил, что новости о грабеже и осквернении  церкви причинили ему сильную боль.

 «У нас здесь было одно место, и теперь оно исчезло. Я опустошен. У нас было так много ценных вещей – их нет. У нас была антикварная винтовка - они ее украли. Они сломали алтари и украли книги», - говорит он.

Демирчян потерял не только церковь,  но и место встречи  армянской общины, рассеянной по всему миру. «Мы так много работали, чтобы восстановить ее, и теперь все наши усилия сошли на нет. Это было место, которое свело нас [армян] вместе », - добавил он.

После известий о последнем нападении в конце ноября в Диярбакыр приехал архиепископ Арам Атешян. «Они разрушили все с кувалдой. Для изготовления этих украшений ручной работы потребовалось три года. Эти памятники являются богатством всей страны. Это место принадлежит не только нам - оно принадлежит этому государству и этим землям», - сказал он.

Гаффур Туркай, член церковного совета и житель Диярбакыра, стал свидетелем того, как церковь распалась в 1980-х годах, а затем возродилась полвека назад. «Мы были настолько тронуты, так полны надежды, когда удалось вернуть церкви великолепную форму», - сказал он. Туркай был среди тех, кто  оценивал  урон после столкновений. «Церковь выстояла. По крайней мере, ее основные элементы - стены, крыша и колокольня - остались неповрежденными», - сказал он. Совет был доволен тем, что здание пережило столкновения и оказалось  в гораздо лучшей форме, чем Армянская католическая церковь и несколько мечетей поблизости, отметил он.

По его словам, пока  территория оставалась для жителей непригодной, «время от времени нам разрешалось проверять церковь».  «За последние три-четыре месяца мы стали обнаруживать новые повреждения и урон. Мы несколько раз сообщали властям и просили их найти решение. Однако алтари были разбиты кувалдой, все статуи, барельефы, картины и другие вещи были разграблены».

Для Туркая оказался горькой пилюлей тот факт, что вандалы могут входить и разрушать дом поклонения, в то время как члены церковного совета могут ходить туда только после получения разрешени.

Журналисты, например, нуждаются в разрешениях от различных учреждений в Диярбакыре и Анкаре, чтобы фотографировать или снимать фильм в Сурб Гирагосе, а иногда даже этих разрешений недостаточно. В прошлом году репортер стал свидетелем того, как полицейские, стоящие на страже на углу церкви, не позволили представителям иностранного телеканала провести съемки, несмотря на наличие разрешения.

Любопытно, что  только злоумышленники могут ускользнуть от мер безопасности.

Текст: Арцахпресс