Загрузка
X


«Семь смертных грехов» Нины Хемчян

Вернисаж / 04.04.2018

Художник и скульптор Нина Хемчян уже много лет живет и работает в Париже. Излюбленная художником форма — сфера — это возможность заключить мгновение в вечность. Она неоднократно выставлялась в Ереване, Париже, Милане, Люксембурге, Лос-Анджелесе, Нью-Йорке.

5 апреля в Ереване в Музее современного искусства откроется выставка Нины Хемчян «Семь сметрных грехов». Тема смертных грехов всегда интересовала людей искусства, особенно в эпоху Возрождения и барокко. Парижская армянка предлагает свое видение человеческих пороков. Выставка включает в себя картины, иллюстрирующие такие понятия, как: высокомерие, алчность, зависть, гнев, похоть, чревоугодие, лень. Однако, что означает понятие «семь смертных грехов» для современного человека, боимся ли мы наказания, пытаемся ли контролировать свои действия и мысли? Не переводим ли некоторые пороки в категорию культа? Журнал «Жам» представляет эксклюзивное интервью с Ниной Хемчян.

— Начнем  с посыла твоего нового проекта. Это творческий порыв, диалог со зрителем,  а может с миром?
 

Это и творческий порыв, и диалог с миром, со зрителем, если он этого захочет. Без порыва творчество невозможно. Без мира не напишешь, ведь пишешь о мире, а без зрителя не получишь  удовлетворения и диалога.

«Семь смертных грехов»  это два года размышлений, «греховных падений и раскаяния». Мне не хотелось бы преподносить эту работу как библейскую проповедь скорее, как неизбежность, нас всех объединяющую. Мы все грешны, так почему бы об этом не поговорить.

Высокомерие, алчность, зависть, гнев, похоть, чревоугодие, лень  семь грехов, которыми страшили в далекие времена. Но есть ли среди нас кто-то, кому удалось этого избежать и остаться добрым, смиренным праведником? Не буду отвечать за всех, мне, например, не удалось, ведь так приятно вкусно поесть, полениться, просто впустую провести время… Где та грань, когда это грех, а не просто жизнь, с ее ошибками, падениями и взлетами? Мы всегда будем стремиться к совершенству, но при этом будем гневаться и ревновать, будем жадничать и при этом  дарить подарки, будем придаваться телесным удовольствиям, лениться и работать… Главное во всех этих проявлениях не потерять себя. 

— Почему именно в Ереване, в Музее современного искусства решила показать этот проект?

Ереванский Музей современного искусства предложил мне сделать выставку в рамках Франкофонии, и для меня это было особенно приятно, так как я очень люблю этот музей. А сам проект родился после этого предложения.

— Какие у тебя ожидания?

Естественно, я волнуюсь перед выставкой,  как работу примет публика, сможет ли  она зацепить, задеть и оставить какое-то послевкусие. Надеюсь, да. 

— Какой он ереванский зритель?

У меня уже была возможность столкнуться с ереванским зрителем в 2004 году во время персональной выставки в галерее «Геворкян». Ереванский зритель любознателен, доброжелателен, порой очень критичен. 

— У художников обычно бывают разные этапы в творчестве. Как бы ты охарактеризовала свой нынешний этап?

Было бы странно, если бы я смогла ответить на этот вопрос, который обсуждают постфактум и, как правило, те, кто считает себя знатоком творчества какого-либо художника. Так лепят биографии, этапы и расшифровывают работы художника. Надеюсь, и у меня найдутся такие люди, ведь всегда приятно, когда о тебе говорят, даже если ты об этом не слышишь. Для меня это не этапы, а просто жизнь, в которой я работаю. 

— Для художника важно иметь гражданскую позицию?

Думаю, гражданскую позицию должны иметь все, независимо от профессии.

— Как относишься к словам Оскара Уайльда «искусство зеркало, отражающее того, кто в него смотрится, а вовсе не жизнь»?

Красивая фраза и неудивительно, что автором является Оскар Уайльд. Можно с этой фразой согласиться, а можно и не согласиться, по настроению… Я думаю, искусство это самовыражение. В этом смысле слово «зеркало» уместно, но зачем же исключать жизнь? 

— Когда поняла, что ты  художник?

Немного странно отвечать на этот вопрос. Я поняла, что хочу заниматься искусством. А произошло это, когда решался вопрос о моей профессии, мне было 18 лет. И тогда я уже знала, что это именно то, что мне на самом деле интересно, все остальное было приложением. Я могу рисовать часами, днями, это своего рода зависимость. Без этого я не могу, да и не хочу. 

— Есть ли работы, которыми ты больше всего гордитесь и где они?

Гордиться сильно сказано. У меня есть работы, которые для меня значат больше, чем другие и, наверное, это связано с процессом их создания. Результат может оказаться совершенно разным, но в памяти остается чувство, с которым они создавались. 

— Твое искусство это хорошо продуманное действие или же что-то спонтанное, идущее из подсознания?

Мои работы результат спонтанности, а идет ли она из подсознания или из сознания ответить не могу. Спонтанность складывается из моментов, которые я проживаю, но это не исключает продуманные действия. 

— У тебя есть какие-то задумки касательно будущих экспериментов?

На сегодняшний день задумок нет.

Беседовала Анна Гиваргизян. Журнал «Жам». 2018 г. Фото: Завен Хачикян