Загрузка
X


Завен Хтшян: «Искусство — невидимая, прозрачная волна»

Вернисаж / 22.10.2017

Завен Хтшян — ливанский скульптор армянского происхождения. Он родился в 1932 году в Бейруте. Учился в Академии художеств Бейрута и в Национальной высшей школе изящных искусств Парижа. Он — автор памятника жертвам Геноцида армян в Ливане, бюста известного ливанского писателя и философа Джебрана Халила Джебрана, бюста Гарегина Нжде в Бостоне и других значительных работ. Его выставки проходили во многих странах Ближнего востока и Европы. В 2012 году Министерство диаспоры РА наградило Завена Хтшяна медалью «Аршил Горки», а Католикос Великого Дома Киликийского Арам Первый — орденом «Св. Месроп Маштоц».

— По всему Ливану на улицах очень часто встречаются ваши творения, однако в армянском мире ваша фамилия сразу ассоциируется со знаменитым пятиметровым памятником в Бикфайе. Начнем с истории его создания…

— Пятиметровая бронзовая скульптура в Бикфайе изображает женщину с простертыми к небу руками. Она показывает, как после попытки уничтожения, наша нация сумела возродиться и сейчас она тянется к небу, требует справедливости. Монумент находится на территории армянского храма Киликийского католикосата ААЦ. Работы начались 1960 году, а памятник был открыт 24 апреля 1965 года, к пятидесятилетию Геноцида. 

— До этого не было других памятников Геноциду армян в Бейруте?

— Нет, не было. В то время нашим католикосом был Хорен I Пароян, он и выбрал место памятнику. Ему был представлен макет, и после благословения началась кропотливая работа. Монумент был построен благодаря армянской общине Ливана и Киликийскому католикосату. Во время гражданской войны памятник сильно пострадал, но 1993 году его восстановили.
—  Почему вы стали скульптором?

— Для меня искусство — невидимая, прозрачная волна, которая рождает произведения искусства. Однажды она обняла меня, и с тех пор мы плаваем вместе.
—  Родители не были против?

— Мои родители очень сильно волновались, но друзья нашей семьи успокоили их тем, что профессия скульптора всегда позволит мне заработать себе на хлеб. Нас было шестеро детей: три брата и три сестры. Отец был торговцем, он, естественно, хотел, чтобы мы с братьями продолжили его дело, но только старший брат стал, как отец, торговцем, а мы с другим братом выбрали путь искусства. Я продолжил учебу во Франции и стал скульптором, а Варужан — очень известным в Ливане драматургом и режиссёром, он учился в Лондонской королевской академии. Во время гражданской войны он был тяжело ранен и долгие годы был парализован. К сожалению, все они уже умерли.

 

— А ваши сестры?

— Две мои сестры умерли от голода во время Геноцида по дороге к Алеппо. Их даже не смогли похоронить, оставили у каких-то скал… Единственная моя спасшаяся сестра вышла замуж, у нее родился сын. И металлическую часть работы памятника в Бикфайе выполнил как раз мой племянник — Жирайр Кайсерян. У меня есть дочка и внук. Больше никого не осталось. 

—  Расскажите о ваших студенческих годах, вы ведь учились в Париже, почему не остались там работать?

— Сначала я учился в Академии художеств в Бейруте и только потом продолжил учебу в Национальной высшей школе изящных искусств Парижа. Во Франции я проучился шесть лет, а в 1958 году, после окончания, вернулся в Ливан. Это было до гражданской войны — жить и работать в Бейруте было одно удовольствие. Да и все мои родные были тут.
— А когда первый раз посетили Армению?

— В 2012 году. Армения всегда была для меня недосягаемой мечтой. Долгие годы во сне я видел, что стою на родной земле и плачу от счастья. Летом 2012 года в рамках программы «Дни армянской общины Ливана в Армении» Министерства диаспоры РА в демонстрационном зале Музея истории Еревана состоялась персональная выставка моих произведений. Я был счастлив.

— В 1976 году в известном французском издательстве Larousse вышла в свет энциклопедия «Искусство и современный мир», где, наряду с великими деятелями мирового искусства, было упомянуто и ваше имя.

— Да, это приятно, но я больше горжусь тем, что являюсь автором новой программы преподавания по моей специальности, ведь я первый педагог скульптуры в Ливане. Я смотрю на сегодняшнюю молодежь и радуюсь. Будущее за ними. Они смогут взять былые вехи искусства, развить их и продолжить в современной интерпретации.
— В каком состоянии находится искусство в Ливане сейчас?

— В свое время я писал об этом очень много. И говорил об этом в моих лекциях — я очень люблю читать лекции об искусстве. Я считаю, что в наше время творить было намного проще. Мир не был настолько сумасшедшим, но все же будущее я вижу совсем не темным, а очень даже светлым. Просто время такое — как перед рассветом, который обязательно скоро наступит.

Беседовала Ани Чекиджян. Журнал «Жам». 2016 г.