Загрузка
X


Святая ночь

Эссе / 09.12.2016

Поздний вечер 24 декабря, деревянный дом высоко в горах, а за окном очень медленно и мягко падает снег.  На полу просторной гостиной раскинулся пушистый ковер, ты сидишь у камина, одной рукой держа книгу, а другой ласково треплешь за ухом любимого пса. Огоньки камина «играют» в окнах первого этажа, и весь дом наполняется каким-то невероятным, поистине сказочным сиянием.

Я осторожно спускаюсь по лестнице с коробкой, в которой то и дело постукивают друг о друга елочные игрушки, а в голове только одна мысль: «Ну почему я всегда все делаю в последний момент?» Осталось всего четыре часа до Рождества, а мы ещё даже не нарядили ель! Конечно же, наша ель не в доме, а на улице, во дворе, так как в этой местности все помешаны на защите окружающей среды, и возле каждого дома посажено «Рождественское дерево».

В гостиной меня уже встречают наши дети, которым не терпится поскорее развесить игрушки, а вот одеваться для этого им совсем не хочется. Старшая категорически отказывается надевать шапку – ну посмотрите, какая важность! Младшая уже сама в состоянии застегнуть куртку и сапожки, самого маленького вызывался одеть ты, а бедный пес мечется между детьми и не знает, кого ему «поторапливать». Я смотрю на вас и мне хочется остановить этот момент, потому что он больше никогда не повторится, и этим он прекрасен…

Наконец, мы выходим на улицу. Ты сразу же принимаешься чистить снег, который к тому моменту медленно, но достаточно выпал, и тут начинается борьба...
Каждый пытается схватить первым и повесить как можно больше игрушек, девочки дерутся, падают, и в итоге игрушка достается собаке – о нет!
Мой любимый стеклянный дом с кукушкой: он достался от папы с мамой со времен «страны, которой больше нет». Ты успокаиваешь, чтобы я не расстраивалась, обещаешь, что в следующее Рождество мы поедем на елочный базар в город и купим все, что я пожелаю. Я соглашаюсь, но в душе знаю, что такой игрушки там точно не будет. Девочки не поняли, почему я так расстроилась, но стали вести себя тише. Они чувствуют, что эта потеря значит для меня нечто больше, чем просто «разбитый шарик».

Пока я катала коляску по веранде, вы налепили украшения так, что если бы дерево не росло из земли, то наверняка завалилось бы на бок. Я хочу исправить этот декоративный кошмар, но ты не даешь, говоришь, что это «чистое творчество». Детям с тобой очень повезло…

Теперь мы в доме, сушим шапки и варежки над камином. Да, да – «варварский обычай», как ты говоришь, ведь в подвале в прачечной есть отличная сушка, но это ежевечерний зимний ритуал, и так мне кажется, что я ближе к родителям, к своему детству. Тем временем, наша средняя уснула прямо на ковре у камина! Ты пытаешься поднять ее и незаметно отнести наверх, но она сквозь сон протестует, что должна всю ночь сидеть и ждать Святого Николая. Старшая никак не решит для себя верит ли она в Санту (девочки в лицее всякое болтали), но тоже не хочет уходить. Ты настойчиво, но спокойно говоришь, что надо спать, иначе Санта не появится. Он же не может раскрыть свой секрет перед двумя маленькими девочками, уж легче будет вообще оставить их без подарка, чтобы не было никаких проблем! Через минуту все исправно лежат по своим местам.

Ты уложил девочек, я укачала маленького, и теперь можно спокойно включить ноутбук, чтоб посмотреть мировые новости – еще один вечерний ритуал. С тех пор как мы в этом доме, у нас нет телевизора. Да и зачем? Каналы на четырех языках и куче местных диалектов вряд ли окажутся для нас информативны ближайшие лет пять.
Я почти все время дома, а ты работаешь через интернет, так что нам комфортно и так. Было, по крайней мере, пока в качестве переводчика не стала выступать наша старшая дочь! Надо нанять репетитора. Ездить в город мне далеко и каждый раз неудобно, а в этой деревне наверняка живет какая-нибудь учительница. Если нет - снова интернет. Можно заниматься через скайп.

Скайп. Звонит скайп. Родные, наконец, привыкли поздравлять нас в ночь на 25 декабря. После небольшого поздравления и справившись «как у вас там дела?», они рассказывают последние семейные новости, и разговор затягивается…  Ты намекаешь, что у них, наверное, «уже поздно», разница, по крайней мере, в два часовых пояса, они все понимают, спешно прощаются, и вот, наконец, мы одни!

За разговорами с родными я затворила тесто на утренние пироги, ещё один «варварский обычай», ведь ты привык, что здесь даже в деревнях всё продаётся. Но пироги – это традиция, и ты не стал спорить. Я как раз домывала посуду, как вдруг почувствовала твои сильные ладони на своём животе. Ты обнял меня со спины, затем развернул к себе, чтоб поцеловать, но у меня так закружилась голова, что я упала прямо тебе на руки. Очнулась я уже на диване.

***

- С тобой всё в порядке, любимая?

- Да, да, уже прошло.

- Тогда, может продолжим?

- Нет, нельзя. Сейчас нельзя.

- Святая ночь, я понимаю, ну, тогда пойдём спать…

- Нет, не в этом дело. Я просто не успела тебе сказать. Кажется, у нас снова будет ребёнок.

Наринэ Кеворкова

Рассказ участвует в международном конкурсе коротких рассказов «Геометрия Мысли».