Загрузка
X


Счастливые краски детства — Геворг Бабаханян

Вернисаж / 05.03.2018

Мы бродили по улочкам  сказочного города с грустным чувством расставания с ним. Казалось, что Венеция безразлична к нашим переживаниям. Она равнодушно наблюдала за суетливыми туристами,  высокомерно сверкая своим золотом. Войдя на прощание в церковь  Святого Закарии, мы застыли от неожиданности. Красавица Венеция напоследок  приготовила для нас сюрприз! В полумраке храма мы разглядели картины, которые смотрели на нас грустными армянскими глазами. Так состоялось  наше знакомство с  творчеством художника по имени ENDZA.

Родина Геворга Бабаханяна (ENDZA) — Араратская долина, ее сердце — Святой Эчмиадзин, где жгучее солнце, сладкая шелковица и абрикос, а над всем этим возвышается седовласый Арарат. Эти  яркие картины детства  глубоко засели в памяти художника, и вдохновляют его на создание полотен вдали от Родины.

Наша беседа с художником получилась душевной и интересной, он часто предвосхищал вопросы, переходя от одной  волнующей темы к другой.

— Я должен был уехать из Армении, чтобы, понять, что не могу жить без нее. На чужбине  человек живет лишь  настоящим. И только на Родине есть прошлое, настоящее и будущее. Для меня это истина, не подлежащая сомнению.

— В  Армении есть обычай: когда прорежется первый зуб ребенка, перед ним расставляют разные предметы,  каждый из которых намекает на возможную будущую профессию. Рассказывают, что я схватил кисть... Я рисую с детства. Для моих работ характерен  контраст между грустью и яркими цветами, что, видимо, придает им некоторое напряжение и драматизм.  Это,  кстати, было замечено и итальянскими искусствоведами.  В ярком цвете отражается мой протест  против того, что детство не вернуть.

— Недавно  еще раз удалось увидеть  Мону Лизу Леонардо. Я понял, что меня в ней привлекает: сочетание грусти в глазах и таинственной улыбки на губах. Вам не кажется, что также и  армян —  глаза грустят, а губы улыбаются?

— В своих полотнах я стараюсь быть  искренним. Бывает,  когда рисую, кто-то из родных делает замечание по поводу каких-то нюансов. То нос не тот, то голова моего персонажа слишком наклонена. А я отвечаю, что картина для меня  как  ребенок.  Когда он рождается,  его  уже невозможно изменить.

Мы притягиваем в свою жизнь все то, о чем думаем.

Ричард Бах

— Неприятности в  нашей жизни появляются тогда, когда мы забываем наше детство, наполненное чистотой и искренностью. А я хочу вновь обрести детскую способность удивляться. Я побывал в разных странах, но больше всего заворожила Италия. Представляете, проходишь по улице и вдруг слышишь, как мать зовет своего ребенка: «Микеланджело, иди домой», или «Джотто, где ты»? Первая моя картина была куплена в городе, где родился мой кумир Модильяни. В мой день рождения. Италия много изменила во мне. Я понял, надо больше радоваться жизни, отгонять от себя печаль. Невольно вспоминается  слова Григора Татеваци,  которые звучат примерно так — само воспоминание о грехе является грехом.
  

Есть такое правило. Встал поутру, умылся, привел себя в порядок — и сразу же приведи в порядок свою планету.   

Антуан де Сент-Экзюпери

— Что такое для меня счастье? Если есть хотя одна бездомная собака, я несчастен. Я вообще не могу быть счастливым в одиночку. Когда мне предложили устроить свою персональную выставку в Италии, я сумел убедить организаторов, что будет лучше, если в ней примут участие также мои друзья художники. Я счастлив, когда вокруг меня счастливые люди. Когда утром просыпаешься и видишь свет.
 

Одни только дети знают, что ищут. Они отдают всю душу тряпочной кукле, и если она становится им очень- очень дорога, и если ее у них отнимут, дети плачут.

Антуан де Сент-Экзюпери

— Чем близок мне  Маленький принц  Экзюпери? Он не стареет. В любом смысле слова. Мое детство осталось  в прошлом, но я пытаюсь его вернуть с помощью моего творчества.

 

— Одна бездетная женщина приобрела мою картину. Там был изображен  деревенский мальчик. Однажды встретились с ней и она говорит:«С тех пор, как я купила картину,  такое ощущение, как будто у меня есть ребенок».

 

Беседовала Асмик Григорян. Журнал «Жам». Весна 2009 г.