Загрузка
X


Фрэнк Жиру: «Я всегда жаждал революции»

Persona Grata / Печатное слово / 05.12.2016

Фрэнк Жиру – известный французский сценарист и график комиксов. Его произведения составляют сто двадцать томов, каждый из которых включает в себя более десяти серий. В своей творческой деятельности он сотрудничал более чем с пятьюдесятью известными графиками, а его работы переведены на более десятка языков. За свои работы Фрэнк Жиру был удостоен Премии Жака Лоба (Франция), а также получил множество наград и призов. В 2002 году он был признан лучшим сценаристом комиксов и награжден золотой медалью «Макс и Мориц» (Германия).

Свобода и справедливость – те идеалы, которые он пропагандирует в своих произведениях. Это и послужило толчком, что в своем творчестве он обратил внимание на самую страшную страницу истории армянского народа – на Геноцид 1915 года. Данной теме Фрэнк Жиру посвятил свои произведения «Анаит», «Мисак» и «Мститель».

– Как решили стать сценаристом? Расскажите о годах своей учебы, о первых произведениях, мечтах и идеалах…

– В детстве, в 60-е годы, я на одном дыхании прочел произведения Дюма, Жюля Верна, Стивенсона. Когда мне было десять, в школе мой рассказ выиграл главный приз. После чего я решил, что стану писателем. В годы учеба в колледже я писал для нашей газеты приключенческие и детективные истории.

Мое знакомство с газетой Pilote, где печатались очень известные сценаристы, помогло выбрать направление. С тех времен мне очень нравится американский жанр вестерн. И так я понял, что я могу все пережитое передать на бумаге. После этого я обратил внимание на комиксы и начал работать в этом направлении, потому что они включают рисунок и рассказ, что я люблю больше всего.

– Когда вышло в свет ваше первое творение?

– Мой первый альбом комиксов вышел в 1982 году. Тогда я сотрудничал с художником Жаном-Полем Дутуре. Альбом рассказывает о приключениях одного рабочего 1920-х годов в Европе. В последующие двадцать лет я создал двадцать один анимационный альбом этого произведения.

– Именно тогда вы стали известным?

– Я стал известным, когда начал сотрудничать с издательством Dupuis. Но через некоторое время мне стало скучно от того, что я ничего нового не создаю. Я всегда жаждал революции. И в следующем моем произведении героем стал не человек, а мистическая книга.

– Откуда вы берете идеи?

– Мой разум никогда не спит. Я обращаю внимание на все, и вдруг внутри рождается произведение. Научная статья, рассказ в газете или даже маленький анекдот рождают во мне чувства. Они могут не иметь друг к другу никакого отношения, но внутри меня они переплетаются и становятся историей.

– А какие жанры предпочитаете?

– У меня нет определенных предпочтений, пишу обо всем – романтические произведения, приключенческие, любовные, детективные и даже о секретах великих семейств.

Прежде всего, я рассказчик, у меня не стоит задача воспитывать. Я просто показываю, что я как гражданин не могу оставаться равнодушным и затрагиваю актуальные темы, связанные со свободой и справедливостью.

– Что повлияло на выбор темы Геноцида армян, которой вы посвятили ваши произведения «Анаит», «Мисак», «Мститель»?

– Меня сильно заинтересовала операция «Немезис» и история армянских борцов, которые искали справедливость после Геноцида. Поэтому я начал изучение истории армянского народа, результатом которого стали мои произведения.

– Какими источниками вы пользовались при создании произведений на армянские темы?

– Когда я начал работать над армянской темой, Интернета не было, а моими источниками были книги, свидетельства вынужденных переселенцев, спасенных жертв, в большей части книги Мануэля Гиркяджаряна и Жака Терога о борцах за справедливость, а также словарь «Армянский вопрос». Я брал интервью у очень многих свидетелей, например, у родителей певицы Алисы Бекарян, для которой я сочинил несколько песен.

– Кроме того, что вы хотели рассказать интересную историю, какую цель вы преследовали, когда создавали произведение «Анаит»?

– Я хотел показать важное событие из истории Геноцида 1915 года. «Одиннадцатая заповедь» и «Мисак» рассказывают о людях в ссылке, но не говорят про те скорбные события, что я описываю в произведении «Анаит» – про историю младенцев, что были зверски отобраны у родителей курдами и турками в сирийской пустыне Дейр-Зор. Они заставили несчастных маленьких созданий поменять веру, забыть свои корни и прошлое.

Этот альбом рассказывает о судьбах детей, потомков тех, кого заставили стать иноверцами. Их дети и внуки понятия даже не имеют, что они армяне. В произведении «Анаит» я рассказываю про турчанку, которая эмигрировала в Германию и защищает «свою» страну, утверждая, что Геноцид – выдумка армян. Впоследствии она узнает, что армянка и прямой потомок жертв Геноцида. Рассказывая ее личные переживания, я показываю, к чему может привести отрицание Геноцида.

– А в произведении «Мисак»?

– В альбоме «Мисак» я говорю о том, что Борис Цирюльник называет гибкостью. Геноцид оставил три вида жертв: те, которые умерли, те, которые были похищены и отуречены, и те, которые чудом спаслись. Последние перенесли множество душевных травм, не сумев пережить увиденное, потеряли веру в человечество. Лишь некоторые из них с поддержкой окружающих постепенно смогли вернуться в нормальную жизнь. Об этом история Мисака, который через душевные муки постепенно реабилитируется.

– Французские армяне очень хорошо знают вас, читают и высоко ценят ваши произведения…

– Я всегда стараюсь искать правдивость и справедливость. Я не следую чувствам, меня интересуют факты. В моих произведениях лидирует не контраст белого или черного, хорошего или плохого, я пишу о жизни, где все имеет место быть. К армянскому вопросу я так же отнесся без предвзятости, не был враждебно настроен к туркам. Я искал факты, и эти факты доказали, что армянский Геноцид неопровержим. Общаясь с жертвами Геноцида, я был восхищен теплотой их души, бесконечной добротой. Я был удивлен,как они меня принимали, угощали. Может, смешно звучит, но в результате всего этого я познакомился с армянской кухней, которая мне очень нравится.

– Вы знакомы с русской и армянской литературой? Что вам нравится?

– Будь то театр, кино или литература, я больше знаком с классическими произведениями. А из современных авторов могу только отметить Василия Гроссмана с его книгой «Жизнь и судьба». Что касается армянской литературы, я очень хорошо знаю произведения Раффи. Еще меня сильно тронула книга Фетхие Четин «Моя бабушка», где она описывает судьбу своей бабушки Грануш Гадарян, пережившей Геноцид и рассказавшей внучке о тех страшных событиях и судьбе своей семьи лишь спустя полвека.

– Вы бывали в Амрении?

– Пока нет, но я знаю, что в Ереване будет фестиваль комиксов. Надеюсь, удастся присутствовать и познакомиться с армянскими комиксами, о которых я ничего не знаю, так как они не переведены на французский. Это будет хорошая возможность познакомиться с армянскими традициями и многовековой армянской культурой. 

Беседовала Ани Чекиджян