Загрузка
X


Через искусство к выздоровлению

Встреча / 18.08.2016

В 30-х годах прошлого века британский художник Адриан Хилл первым предположил, что лечить человека можно не только медикаментами, но и… искусством. Именно ему принадлежит термин «арт-терапия». Художник занимался живописью с больными туберкулезом, и их состояние улучшалось на протяжении всего курса. Сейчас методы арт-терапии используют во всем мире. Схема «Искусство—Самовыражение—Гармонизация» работает не только в живописи и рисунке, но также и в музыке, театре и танце.

Май Гонейм могла бы стать выдающимся художником, чьи картины продаются на аукционах. Но она выбрала преподавание. Причем обучает она тех, кому это не просто нужно, а жизненно необходимо: пациентов психиатрической больницы, детей, впервые столкнувшихся с болью, и сирот, от которых все отвернулись.

ШАГ ПЕРВЫЙ. ОСОЗНАТЬ ПРИЗВАНИЕ

Искусство всегда было центром моей жизни. Помню свою первую картину: я сама очень удивилась, когда узнала, насколько хорошо могу рисовать. У меня есть много разных дипломов за художественную яркость и креативность в различных областях искусства и медиа, которые я получила за годы обучения в школе. Меня всегда считали незаурядным учеником в арт-секции колледжа.

После окончания учебы я начала устраивать выставки. Я стала организатором и участником более 20-и экспозиций по всему миру. Затем в моей жизни произошел крутой поворот: я приняла решение заняться арт-терапией в больницах для людей с ментальными заболеваниями. Этот шаг очень сильно повлиял на мой характер и на мое восприятие искусства. Я и двое моих коллег — итальянский терапевт Илария Кавер и египетский психиатр Шериф Дарвиш — начали заниматься арт-терапией с группой из 20-ти женщин с диагноз «шизофрения». Нам нужно было спланировать время таким образом, чтобы через шесть месяцев была готова выставка работ пациентов. Я сфокусировалась на решении проблем этих женщин через занятия искусством. Став более открытой и терпеливой, я научилась лучше понимать и себя тоже. Пациенты вдохновили меня на то, чтобы все свое время и усилия я направила на достижение максимального результата. Выставка, которую мы подготовили, сопровождалась лекцией по искусству, выступлениями психиатра и художника. На выставке красовалась большая надпись со словами благодарности за мои художественные работы, сделанные за этот период.

Увидев положительный результат от арт-терапии, я вдохновилась на дальнейшее развитие своих навыков в этой сфере. Арт-терапия реально помогает страдающим от ментальных заболеваний людям использовать новые возможности своего мозга. Ведь мозг должен компенсировать то, чего ему не хватает. Арт-терапия фокусируется на «дефицитных» моментах и стимулирует мозг к самовосстановлению.

Пациенты открыли в себе множество талантов. Развитие этих талантов также помогло их духовному восстановлению, как если бы они чувствовали принятие со стороны внешнего мира. Моя цель на тот момент заключалась в повышении осведомленности общества о людях с ментальными заболеваниями и в оказании им помощи.

ШАГ ВТОРОЙ. ОКУНУТЬСЯ В ДЕТСТВО

После опыта работы с этой группой пациентов я испытала настоящий эмоциональный подъем. Мне захотелось и дальше учиться арт-терапии и как можно больше практиковаться. Следующим этапом на моем профессиональном пути стала работа с детьми с психологическими травмами и с детьми-аутистами в Хайат Центре. Мы занимались этим вместе с Сайедом Абделем Гани, который вдохновлял меня и поощрял все мои начинания.

Потом я начала работать учителем в детской художественной школе. Работа с детьми приносила мне огромное удовлетворение. Когда у меня получалось помочь детям выразить себя, я чувствовала, что сделала что-то важное и стоящее. Моим ученикам было от 4-х до 17-и лет, и некоторые из них хотели поступить в университет на факультет изобразительных искусств. Такой широкий возрастной диапазон сделал из меня настоящего знатока детской психологии. Я поняла, как общаться с учениками, чтобы стимулировать их интерес к искусству. Часто это происходит не напрямую, а каким-то косвенным путем.

Работа с детским воображением очень увлекательна, так как о она открывает много идей донесения информации или художественных идей, полезных для самовыражения. Дети – это бесконечный источник идей и вдохновения.

ШАГ ТРЕТИЙ. ИЗГНАТЬ БОЛЬ И ОДИНОЧЕСТВО

Еще одним опытом в арт-терапии стала моя мастерская в Москве в Детской городской больнице №9 имени Сперанского. Там я открыла для себя много способов работы с детьми с разными потребностями. Дети в больнице страдали от перепадов настроения и от травм, полученных в результате ожогов. У меня была цель помочь им восстановиться и избавиться от стресса. Я стала для них новым источником информации. Благодаря нашим занятиям, дети смогли преодолеть свои внутренние барьеры и подружиться друг с другом хотя бы на период лечения.

И я, и врачи больницы были очень удивлены, когда увидели, насколько работа в мастерской увлекает маленьких пациентов и какое удовольствие это им приносит. Впоследствии родители присоединились к своим детям и начали заниматься вместе. Многие из них открыли такие эмоции в своих детях, о которых даже не догадывались.

Сейчас я планирую открыть две мастерские для детей-сирот в Египте. Одну из них я думаю назвать «Мой Город Мечты».

Люди, которые занимаются сиротами, плохо делают свою работу. Но ты не можешь требовать хорошей работы от людей, которые плохо обучены и мало зарабатывают. Они считают, что если они открыли приют, дали сиротам крышу над головой, постель и еду, они свое дело сделали. Для меня это примерно одна пятая часть всей работы. Маленькие дети лежат день и ночь в своих кроватях в помещении с закрытыми окнами – и к ним даже никто не подходит, не прикасается. В их глазах нет жизни.

Быть сиротой в Египте – это как будто принадлежать к самой низшей касте. Это обрекает тебя на то, чтобы жить на улице, быть грязным и нищим. У сирот репутация «детей греха»: они незаконнорожденные, брошенные продукты внебрачного секса. Это клеймо сопровождает их на протяжении всей жизни и осложняет поступление в школу или университет очень сложным, а брак с не сиротой – почти невозможным.

По официальным данным, в настоящее время насчитывается около 6500 детей-сирот в 238 египетских учреждениях. Эта цифра, вероятно, занижена, так как многие учреждения работают нелегально или просто не признают, что среди их подопечных есть сироты.

Персонал в таких учреждениях, как правило, не проходит надлежащую подготовку по уходу за детьми. Зачастую воспитанники лишены любого физиологического или интеллектуального стимула, будь то психологическая и медицинская помощь или диетическое питание. Дети в такой обстановке регрессируют, у них появляются аутичные черты поведения. По мнению терапевтов, это происходит вследствие одиночества и отчаяния, с которым сталкиваются дети. На мой взгляд, занятия арт-терапией помогут уменьшить тревожность у детей-сирот посредством различной творческой деятельности, такой как рисование, моделирование при помощи глины или создание коллажей.

ШАГ ЧЕТВЕРТЫЙ, НЕ ПОСЛЕДНИЙ

После того как я открою мои мастерские в Египте, я собираюсь отправиться в Великобританию, чтобы продолжить учиться и получить степень магистра по арт-терапии в Голдсмитском университете Лондона. 

Беседовала Полина Зотова