Загрузка
X


Сирануш Гаспарян: «ГОЛОС — это божественный ДАР»

Женский портрет / 07.09.2015

Сирануш Гаспарян — оперная певица, сопрано. Окончила фортепианный факультет Ереванской государственной консерватории им. Комитаса. Параллельно училась на вокальном факультете у заслуженной артистки Республики Армения, профессора Елены Варданян. Под ее руководством Сирануш окончила также и аспирантуру. Лауреат конкурса имени Аветика Исаакяна (1999), участница различных международных конкурсов, в том числе им. П.И. Чайковского и им. Монсеррат Кабалье, конкурса «International Musikwettbewerb der ARD» в Мюнхене, где в 2009 году удостоилась приза Беренрайтер за оригинальный текст.

Сирануш Гаспарян выступает с сольными концертами, является постоянной участницей мастер-классов именитой американской оперной певицы Грейс Бамбри.

— Маэстро Топчян, когда услышал ваш голос, воскликнул, что нашел свою Турандот. Расскажите о своих ощущениях, когда вам предложили эту роль.

 

— Все началось в 2009 году, когда я пошла на прослушивание к маэстро Топчяну. Тогда он сразу сказал, что мой голос подходит для партии Турандот, но побоялся. Турандот считается сложнейшей партией, бывали случаи, когда певицы теряли голоса.

Следующая встреча с маэстро состоялась только через три года. Тогда я точно знала, что смогу спеть Турандот. Моя уверенность, наверное, произвела впечатление на маэстро, и он решил поставить концертное исполнение Турандот. Думаю, то, что я беру уроки мастерства у всемирно известной певицы Грейс Бамбри, сыграло свою роль. Она сказала, что я, без сомнения, готова к этой партии.

Партию Турандот поют в зрелом возрасте на пике карьеры, а в моем случае это был дебют. Я была счастлива, но с другой стороны понимала всю сложность происходящего, всю ответственность. Спеть первой в Армении сложнейшую партию Турандот, не имея за плечами достаточного опыта оперного исполнения, — это был своего рода вызов, и я его приняла.

— Вспомните, в каком возрасте вы запели?

— Я пела всегда, и как все дети на семейных торжествах на табуретке. В двенадцать лет мама отвела меня в музыкальное училище на прослушивание. Педагог, услышав меня, сказал, что у меня от природы поставленный голо^ который нужно беречь до восемнадцати, и только после начинать профессионально заниматься пением.

— А в каком возрасте вы решили стать оперной певицей? Что вас натолкнуло на это решение?

— Стать оперной певицей — значит, петь в опере. Никак не могу представить себя в роли оперной певицы. Я всегда любила концертные исполнения, но в последнее время, особенно после исполнения партии Сaнтуцци из оперы «Cavalleria rusticana», поняла, что было бы неплохо спеть и на оперной сцене. Поэтому решение было принято в зрелом возрасте.

— В вашей жизни был человек, который открыл ваш голос?

— Человек, подтолкнувший меня к пению, — моя учительница по концертмейстерскому классу. Мне всегда говорили, что у меня хороший голос, но однажды в школе им. Чайковского, в 8 классе на уроке по концертмейстерской подготовке с учениками играли романсы русских композиторов, и я спела романс Глинки «В крови горит огонь желанья». Это было мое первое публичное выступление, и мне очень понравилась реакция слушателей. Я поняла, что больше хочу стать певицей, а не пианисткой. Учительнице по концертмейстерскому классу очень понравился мой голос. Она в Консерватории рассказала о «молодом даровании» педагогу по фортепиано, чья мать оказалась известной певицей Еленой Варданян. К ней я в дальнейшем поступила на вокальный факультет.

— Насколько важен педагог для певца?

— По моему мнению, педагог — это козырной туз в руках певца, 80 процентов успеха и продолжительности карьеры. Правильно поставленный голос с самого начала — это залог успеха. Елена Вардановна сразу определила мой тембр голоса, и повела меня в правильном направлении. Благодаря ей у меня раскрылся голос, при поступлении я с трудом брала ноту ля второй октавы. Очень часто начинающий певец, в силу свей неопытности не понимает всех тонкостей вокальной специфики, и очень важно, чтоб рядом был знающий педагог. Даже сейчас, окончив аспирантуру, я не упускаю возможности посоветоваться с Еленой Вардановной. Ее советы всегда к месту, она не дает ошибиться. Я благодарна Богу за то, что Он привел меня к Елене Варданян. Даже боюсь подумать, как бы сложилась моя музыкальная судьба, если бы не она.

— Ваши родители как-то связаны с миром музыки?

— В нашей семье нет профессиональных музыкантов. Мама мечтала играть на фортепиано и, отдав нас в музыкальную школу, в какой-то мере осуществила свою мечту.

— Расскажите о своих корнях.

— Я родилась в городе Сухуми. Моя мама из Армении, а предки с папиной стороны из Западной Армении. В 1915 году они переселились в Абхазию и обосновались в городе Сухуми.

— Вспомните самое дорогое воспоминание вашего детства.

— Каникулы в Армении, встречи с родственниками и, конечно же, культурная программа, которая меня ждала. Помню, меня очень впечатлил авторский концерт Тиграна Мансуряна, где пела Аракс Мансурян — очень красивая и удивительно женственная. Мне тогда было лет десять. Помню полный зал в Доме камерной музыки и восторженные аплодисменты слушателей. Мне тогда очень захотелось быть на ее месте.

А еще я хорошо помню, лет в шесть мы были в Святом Эчмиадзине, и у входа в храм я увидела женщину, чье лицо мне показалось удивительно знакомым. Я подбежала и посмотрела ей прямо в глаза. Она в ответ улыбнулась и положила руку мне на голову, как будто благословляя. Вечером дома я увидела ее фото на обложке пластинки. Позже меня озарило, что это была Лусине Закарян.

— Вам никогда не хотелось уехать из Армении? Сделать карьеру за рубежом.

— Армения — мой дом, моя родина. Но музыкальный небосклон обширен и охватывает весь мир, и это естественно, что состоявшийся музыкант должен иметь стремление для завоевания новых высот на музыкальном Олимпе.

— О строжайшей дисциплине оперных певцов ходят легенды. Как вы себя ограничиваете, чтобы всегда быть в форме?

— Нет никаких особых ограничений. Это как в спорте — нужно каждый день тренироваться, каждый божий день.

— От чего зависит долгая жизнь оперного голоса? Как вы поддерживаете и бережете свой голос? Есть у вас секреты?

— Секретов нет. Но в тоже время, нельзя переусердствовать, ведь голос — это живой инструмент. Когда я поступала на вокальное отделение, мой папа спросил: «Больше всего на свете ты любишь две вещи — много говорить и есть мороженное. Готова ли ты отказаться от этого?» Если честно, то пока не смогла... ем и мороженное, и пью воду со льдом. Конечно же, не смогла отказаться от посиделок с подругами, но только во время летних каникул. А долгая оперная карьера голоса зависит от специфики голоса, от природы, это очень индивидуально.

— Каков ваш сегодняшний репертуар?

— Сейчас готовлю партии Леди Mакбет из оперы Верди «Макбет» и партию Елизаветы из оперы «Дон Карлос». Кроме оперы очень люблю петь камерные произведения, мне очень близка по характеру музыка немецких композиторов — Шуберта, Шумана, Брамса, Вольфа. В этом году планирую два сольных концерта, в которых прозвучат романсы русских композиторов. Еще один концерт будет посвящен армянскому композитору Е. Абрамяну. Я также с удовольствием пою произведения современных композиторов. Из отечественных современных композиторов пела произведения Арама Сатяна и Нарине Зарифян.

— Кто для вас является образцом для подражания в вашей профессии? Есть ли у вас кумиры?

— У меня нет кумиров, есть певицы, которыми я восхищаюсь. Возглавляет список Мария Каллас. Слово подражание, если честно, само по себе уже подразумевает, что нет ничего своего. У каждого человека есть свое собственное восприятие произведений, каждый голос, как и каждый человек, уникален и звучит каждый раз по-новому.

СПЕТЬ ПЕРВОЙ В АРМЕНИИ СЛОЖНЕЙШУЮ ПАРТИЮ ТУРАНДОТ, НЕ ИМЕЯ ЗА ПЛЕЧАМИ ДОСТАТОЧНОГО ОПЫТА ОПЕРНОГО ИСПОЛНЕНИЯ, — ЭТО БЫЛ СВОЕГО РОДА ВЫЗОВ, И Я ЕГО ПРИНЯЛА

— Есть ли у вас любимые композиторы, оперы, партии?

— Вагнер! И этим все сказано. Мне близки по духу симфонические произведения, а в Вагнере есть все. Его музыка излучает мощь и энергию. Недостаточно просто его слушать или петь, необходимо знать предысторию каждого произведения. Люблю петь партии сильных и роковых героинь, таких как Леди Макбет, Кундри, Джоконда, Елизавета, Брунгильда.

— Что вас интересует кроме оперы? Кем бы вы стали, если бы не было оперы?

— Мои папа и дядя — спортсмены. В детстве я занималась плаваньем и баскетболом и была очень спортивным ребенком. Я и сейчас люблю активный образ жизни. Мой дядя говорит, что я могла бы стать хорошей спортсменкой, так как обладаю силой воли. Для меня неприемлемы слова «не могу», «не получается». Все то, что дано нам свыше, все получится, просто нужно очень сильно захотеть.

— У вас две замечательные дочки. Как вы совмещаете профессиональную деятельность певицы с ролью мамы?

— Я всячески стараюсь, чтобы из-за моей занятости девочки не оставались без внимания. Я пытаюсь их развивать разносторонне, чтоб при выборе профессии они сами выбрали, что им по душе. Они посещают кружок танцев, ходят на плаванье, учат английский и французский языки. А еще они играют в театре для детей и подростков. Они, конечно, понимают что их мама «не как все», что ей часто приходится уезжать из страны. Но я думаю, они тешат себя тем, что я приезжаю с грудой подарков.

— Что для вас важнее семья или работа?

— Я бы не хотела сравнивать семью и работу, так как в жизни каждая из них имеет свое место. Всему есть свое время. Я счастлива, что у меня замечательная семья, и она меня поддерживает в любой ситуации. Я не могу назвать себя работающим человеком, ведь пение для меня — образ жизни, я им живу, и не могу представить себя в другом образе. Голос — это божественный дар, и грех им пренебрегать.

— На сегодняшний день есть партии, о которых вы мечтаете?

— Я не столько мечтаю о партии, сколько хотела бы, чтобы в нашем Оперном театре ставилось больше опер. Чтобы опера Турандот, например, звучала бы не только в концертном исполнении, чтобы репертуар был разнообразен. У нас была такая традиция — в Оперном театре ставилось более 40 опер. У нас много хороших певцов, и они поют в известных оперных театрах по всему миру. Но петь на Родине — это мечта каждого из нас.

— Поделитесь самыми яркими впечатлениями из своей карьеры, что вас растрогало, поразило?

— Знакомство и сотрудничество с Грейс Бамбри. Она не только мегапевица ХХ века, она также тонкий музыкант, понимающий педагог, и самое главное — добрый и отзывчивый человек. Мы познакомились в 2009 году в Мюнхене во время престижного конкурса «Internationaler Musikwettbewerb der ARD». Из 80 участников она выбрала меня и пригласила к себе в Зальцбург. Она сказала, что сопрано моего тембра — большая редкость, хочет мне помочь, что наши голоса похожи, и она знает мои проблемы — проблемы больших голосов. С тех пор почти каждый год я уезжаю к ней на две недели на мастер-классы. Грейс Бамбри считается одной из лучших исполнительниц партии Турандот, и когда она узнала, что мне предложили петь премьеру, сразу же вызвала меня к себе и дала несколько очень важных советов. Она хотела приехать в Ереван на премьеру, но, к сожалению, не смогла, так как в это время проводила мастер-классы в Бостоне.

— Что вы на данный момент считаете самым большим достижением в вашей жизни? Чем вы гордитесь больше всего?

— Спеть первой в Армении партию Турандот. Уже тот факт, что прошел год, а об этом исполнении все еще говорят, и говорят, и в основном говорят хорошо, считаю достижением. Я благодарна маэстро Топчяну, который все-таки доверил мне эту сложную роль и воплотил в жизнь мою мечту. А еще я очень горжусь моими девочками, которые радуют меня своим заразительным смехом и своими большими и малыми достижениями каждый день.

— Какой главный совет вы могли бы дать начинающим оперным певцам и певицам?

— Не экспериментировать с голосом.

Беседовала Аревик Амирагян